1. Этот сайт использует файлы cookie. Продолжая пользоваться данным сайтом, Вы соглашаетесь на использование нами Ваших файлов cookie. Узнать больше.

Защита прав и свобод религиозной организации в случаях необоснованных и незаконных требований МВД

Тема в разделе "Христианская церковь и политика", создана пользователем АлексДи, 28 июн 2016.

  1. АлексДи

    АлексДи Редактор Команда форума

    15 июня 2016 г., Право

    Статья посвящена анализу типичных вопросов, возникающих перед религиозными организациями в процессе взаимодействия с правоохранительными органами в ходе проверок, не законных и не обоснованных требований и связанных с этимгарантиях реализации конституционной свободы вероисповедания в Российской Федерации.

    Автор: К.М. Андреев – адвокат «Славянского правового центра», кандидат юридических наук, член экспертного совета Комитета Государственной Думы Российской Федерации по делам общественных объединений и религиозных организаций

    «Славянский правовой центр» является старейшим в России профессиональным образованием, созданным для защиты интересов верующих и религиозных организаций и объединяющий в своих рядах высококвалифицированных юристов. Верующие адвокаты и юристы «Славянского правового центра» определяют свою работу, прежде всего, как форму служения, что обуславливает особый подход во взаимоотношениях с теми, кто обращается к нам за помощью.

    Последнее время характеризуется участившимися случаями нарушения прав религиозных объединений. Под видом борьбы с «деструктивными сектами», используя правовые механизмы, на церкви оказывается колоссальное давление с целью добиться прекращения той или иной деятельности, а то и ликвидации, оказываются попытки запугать и не дать возможности реализовать свои конституционные права, свободу вероисповедания.

    Не знание законов и не понимание как правильно себя вести с теми или иными правоохранительными и контролирующими органами, приводит к тому, что руководители религиозных организаций и рядовые верующие допускают ошибки, исправить которые порой не представляется возможным или очень сложно. Особую тревогу в этой связи вызывает деятельность не грамотных юристов, которые позиционируют себя как «работающие на религиозном поле», но квалификация которых, недостаток теоретических знаний и практического опыта, приводят к тому, что верующим даются порой совершенно не правильные советы, что приводит к печальным последствиям. И за это еще берутся не малые деньги… Переделывать «работу» за такими горе юристами приходится все равно «Славянскому правовому центру», но последнее бывает намного сложнее, чем решать вопрос изначально, подходя к нему грамотно и качественно.

    «Славянский правовой центр» сегодня открыт для оказания квалифицированной помощи, в том числе в экстренном режиме. Здесь нет цели «заработать» на церквях, но прежде всего - послужить. Адвокаты и юристы центра в режиме рабочего времени свяжутся с вами и бесплатно, быстро и квалифицированно ответят на возникающие вопросы. Здесь знают специфику деятельности религиозных организаций разного направления и действительно знают, как помочь.
    Сегодня хотелось бы поделиться с руководителями религиозных объединений примерами решения некоторых вопросов, возникавших в последние время. Рассмотрим некоторые типичные ситуации.

    Индивидуальная уличная евангелизация:
    При проведении индивидуальных уличных евангелизаций верующий самостоятельно обращается к гражданам на улице с целью донесения вопросов своей веры, приглашения на богослужебное собрание и т.д.. При этом у верующего может быть (надет на шею) соответствующий плакат и раздаточный материал в виде брошюр, листовок и т.д.

    Конфликтная ситуация с правоохранительными органами обычно возникает из-за неправильного понимания и интерпретации последними положений Федерального закона от 19 июня 2004 г. N 54-ФЗ «О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях»1 и ответственности за его нарушения.

    Согласно п.1.1 статьи 7 Федерального закона от 19 июня 2004 г. N 54-ФЗ «О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях»: «Уведомление о пикетировании, осуществляемом одним участником, не требуется, за исключением случая, если этот участник предполагает использовать быстровозводимую сборно-разборную конструкцию. Минимальное допустимое расстояние между лицами, осуществляющими указанное пикетирование, определяется законом субъекта Российской Федерации. Указанное минимальное расстояние не может быть более пятидесяти метров. Совокупность актов пикетирования, осуществляемого одним участником, объединенных единым замыслом и общей организацией, может быть признана решением суда по конкретному гражданскому, административному или уголовному делу одним публичным мероприятием»2.

    Согласно п.2 статьи 20.2.Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (КРФоАП)3: «Организация либо проведение публичного мероприятия без подачи в установленном порядке уведомления о проведении публичного мероприятия, - влечет наложение административного штрафа на граждан в размере от двадцати тысяч до тридцати тысяч рублей, или обязательные работы на срок до пятидесяти часов, или административный арест на срок до десяти суток; на должностных лиц - от двадцати тысяч до сорока тысяч рублей; на юридических лиц - от семидесяти тысяч до двухсот тысяч рублей».

    В мае 2016 «Славянский правовой центр» рассматривал соответствующее дело, по которому в один из районных судов города Москвы в мае 2016 года, поступили материалы административного дела в отношении гражданок Ивановой И.О и Петровой О.И. из ОМВД России по району г.Москвы по ст.20.2 КРФоАП4.

    Суть конфликтной ситуации состояла в том, что две верующие из одной общины раздавали у входа в метро брошюры, в которых содержалось описание вероучения, которому следовали женщины и приглашение на собрание. Полицейские задержали верующих и доставили их в дежурную часть, где составили административный протокол о нарушении закона по ст. 20.2 КРФоАП. При этом полицейские, выяснив, что женщины являются членами протестантской церкви, полагали, что не санкционированное публичное мероприятие женщины проводили не самостоятельно, а во-первых, коллективно, во-вторых – «по заданию» пастора, то есть как члены юридического лица, религиозной организации.

    Мировой судья районного суда города Москвы,руководствуясь ст.29.4 ч.1 п.4 КРФоАП5, вынес определение о возвращении материалов административного дела должностному лицу, которое составило протокол, в связи с неправильным составлением протокола.

    Суд отметил, что в протоколе о совершенном правонарушении не было указано, в чем конкретно выразилось допущенные правонарушения Ивановой, какими именно действиями, что именно она нарушила: установленный порядок организации или проведение собрания, митингов, шествия или пакетирования, а также не указана какая именно норма ФЗ от 19.06.2004 года №54-ФЗ ею была нарушена. Кроме того, в протоколе об административном правонарушении не указана часть ст.20.2КРФоАП.

    При этом, согласно процитированного выше п.1.1 статьи 7 Федерального закона от 19 июня 2004 г. N 54-ФЗ «О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях» : «Минимальное допустимое расстояние между лицами, осуществляющими указанное пикетирование, определяется законом субъекта Российской Федерации. Указанное минимальное расстояние не может быть более пятидесяти метров. Совокупность актов пикетирования, осуществляемого одним участником, объединенных единым замыслом и общей организацией, может быть признана решением суда по конкретному гражданскому, административному или уголовному делу одним публичным мероприятием».

    Таким образом, суд мог бы установить в действиях верующих совокупность актов пикетирования, объединенных единым замыслом и общей организацией. Напомним, что в таком случае, согласно ст.20.2 КРФоАП женщинам грозило бы наложение административного штрафа на граждан в размере от двадцати тысяч до тридцати тысяч рублей, или обязательные работы на срок до пятидесяти часов, или административный арест на срок до десяти суток. Кроме этого, на пастора церкви мог бы быть наложен штраф от двадцати тысяч до сорока тысяч рублей, а на саму церковь, к которой принадлежали индивидуальные пикетчицы штраф от семидесяти тысяч до двухсот тысяч рублей.

    Ситуация удалось решить путем грамотного консультирования. Задержанные связались по телефону с адвокатами «Славянского правового центра» и получили пошаговые инструкции и рекомендации, в результате чего дело в суде развалилось.

    Какие же общие рекомендации можно предложить в аналогичных ситуациях:

    Согласно статьи 28 Конституции Российской Федерации6: «Каждому гарантируется свобода совести, свобода вероисповедания, включая право исповедовать индивидуально или совместно с другими любую религию или не исповедовать никакой, свободно выбирать, иметь и распространять религиозные и иные убеждения и действовать в соответствии с ними».

    Согласно п. 1 статьи 3 Федерального закона от 26 сентября 1997 г. N 125-ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях»: «В Российской Федерации гарантируются свобода совести и свобода вероисповедания, в том числе право исповедовать индивидуально или совместно с другими любую религию или не исповедовать никакой, совершать богослужения, другие религиозные обряды и церемонии, осуществлять обучение религии и религиозное воспитание, свободно выбирать и менять, иметь и распространять религиозные и иные убеждения и действовать в соответствии с ними…»7.

    Таким образом, проводя уличную евангелизацию верующий действует не обязательно «по заданию» своего религиозного объединения,а реализует свою собственную, индивидуальную свободу вероисповедания. Полиция такие тонкости не всегда различает, но сотрудникам полиции важно указывать, что закон предписывает ограничение свободы вероисповедания только в случае, если ее реализация приводит к нарушению прав других граждан. Так, согласно п. 2. Федерального закона от 26 сентября 1997 г. N 125-ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях»: «Право человека и гражданина на свободу совести и свободу вероисповедания может быть ограничено федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов человека и гражданина, обеспечения обороны страны и безопасности государства».

    В практическом смысле важно отметить, что в возникшей конфликтной ситуации нельзя подписывать протокол об административном правонарушении, не ознакомившись с ним, или если вы с ним не согласны. В последнем случае необходимо писать «с протоколом не согласен» и подробно указать, в чем состоит это не согласие. Правильно оценить ситуацию и принять правильное решение порой достаточно сложно без квалифицированного адвоката, поэтому, при первой же возможности необходимо набрать по телефону специалиста «Славянского правового центра». При этом важно помнить, что согласно ст. 51 Конституции РФ «Никто не обязан свидетельствовать против самого себя»8. До того, как вы переговорите с адвокатом смело ссылайтесь на эту статью основного закона.

    Чрезмерные запросы МВД:
    Полиция, наряду с другими контролирующими органами, может осуществлять проверки в религиозной организации. Иногда это происходит, когда полиция сопровождает и обеспечивает деятельность других органов, но иногда это собственная инициатива МВД.

    С проверкой со стороны полиции могут прийти: территориальные органы внутренних дел (участковый уполномоченный, дознаватель или сотрудник уголовного розыска, начальник территориального органа внутренних дел или его заместитель), службы органов внутренних дел, занимающихся экономическими преступлениями (ОБЭП, УНП, ОНП и т.д.), сотрудники криминальной полиции, следователи, дознаватели из любого органа внутренних дел, например для сбора информации в связи с раскрытием уголовных преступлений связанных с третьими лицами.

    Важно помнить, что во всех случаях настоящей целью полицейской проверки будет, по возможности, обнаружения состава административного, а если полицейским «повезет», то и уголовного преступления. Этапы проверки, соответственно представляют из себя: предварительный сбор информации, формирование доказательственной баз и возбуждение уголовного (административного) дела.

    Проверка происходит в связи с «поступившей информации» о совершаемом, или готовящемся преступлении. Цель проверки – по возможности подтверждение этой информации. Если бы информация уже была подтверждена, то не было бы необходимости проводить проверку. А поскольку проверенной информации как таковой нет, полиция будет всеми силами стараться ее получить. И первый, кто ей может в этом помочь – это сама проверяемая организация.

    Поэтому, важно понять, что именно на этапе сбора и проверки информации необходимо остановить данный процесс, который, если им не заниматься, может привести к возбуждению уголовного (административного) дела.

    Получив «нужную» информацию, зачастую даже не регистрируя материал проверки, работники полиции направляют в организации, подозреваемые в совершении правонарушений, запросы о предоставлении информации и документации. В данном случае необходимо точно читать, что требует полиция, потому что информация и документация - это не синонимы.

    Ответом на запрос о представлении сведений (информации) являются справки, составленные работниками организации, с содержащимися в них данными, интересующими правоохранительные органы.

    Хозяйственные же договора, учредительные документы или бухгалтерская отчетность являются уже документацией. Как правило все запросы работников полиции называются запросами «о предоставлении информации». Соответственно и ответ на них должен выглядеть в виде справки, тем более на запрос, обоснованный комментируемым пунктом. Прилагать к такой справке документы вы не обязаны.
  2. АлексДи

    АлексДи Редактор Команда форума

    Так, в адрес одной из религиозных организаций одной из северных областей со стороны Управления экономической безопасности и противодействия коррупции УМВД России по данной области был направлен запрос о предоставлении сведений, касающихся пожертвований этой организации. Запрос полиции содержал требование предоставления следующей информации: сведений о контрактах, договорах по освоению финансирования (имелось ввиду пожертвований), целей расходов пожертвований религиозной организацией, списка программ, иных мероприятий с участием «иностранного финансирования», указания реквизитов и адреса иностранного спонсора, его представительства на территории области, объем инвестиций иностранного субъекта в разрезе по валюте и рублях, сведений (реквизитов) о подрядных организациях по освоению инвестиций, сведений о принятых работах (товарах, услугах) при освоении средств, сведений о сумме остатка от инвестированных иностранными организациями средств, их оприходования и дальнейшего расходования (цель, назначение, освоение).

    Как уже отмечалось выше, все эти сведения необходимы были полиции для привлечения религиозной организации к административной ответственности и ее руководства, по возможности к уголовной. И всех этих сведений, на момент обращения в религиозную организацию у полиции попросту не было.

    Религиозная организация, в свою очередь, обратилась в «Славянский правовой центр» и получила квалифицированную помощь в составлении мотивированного ответа на запрос полиции.
    В ответ, составленном адвокатом «Славянского правового центра», в частности сообщалось:

    Согласно подпункта 3) пункта 1 Статьи 13 Федерального закона «О полиции» от 7 февраля 2011 г. N 3-ФЗ9 Полиции для выполнения возложенных на нее обязанностей предоставляются следующие права: вызывать в полицию граждан и должностных лиц по расследуемым уголовным делам и находящимся в производстве делам об административных правонарушениях, а также в связи с проверкой зарегистрированных в установленном порядке заявлений и сообщений о преступлениях, об административных правонарушениях, о происшествиях, разрешение которых отнесено к компетенции полиции; получать по таким делам, материалам, заявлениям и сообщениям, в том числе по поручениям следователя и дознавателя, необходимые объяснения, справки, документы (их копии).

    Согласно п.1, подпункта 1) пункта 2 статьи 7.Федерального закона от 12 августа 1995 г. N 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности»10, Основаниями для проведения оперативно-розыскных мероприятий являются:1. Наличие возбужденного уголовного дела. 2. Ставшие известными органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, сведения о:1) признаках подготавливаемого, совершаемого или совершенного противоправного деяния, а также о лицах, его подготавливающих, совершающих или совершивших, если нет достаточных данных для решения вопроса о возбуждении уголовного дела;

    Согласно п.2, п.5 статьи 6 Федерального закона от 12 августа 1995 г. N 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности»11, при осуществлении оперативно-розыскной деятельности проводятся следующие оперативно-розыскные мероприятия: 2. Наведение справок.5. Исследование предметов и документов.

    Приведенный в статье 6 перечень оперативно-розыскных мероприятий может быть изменен или дополнен только федеральным законом.

    Таким образом, в предоставленном запросе полиции было сформулировано требование предоставления сведений (информации) за определенный период, отражающей финансово-хозяйственные взаимоотношения религиозной организации, то есть содержит указание на предоставление информации и копий документов без идентифицирующих признаков. Ответом на запрос информации таким образом должно являться предоставление справки.

    Далее адвокат сообщил, что между религиозной организации и другой организацией жертвователем имеется договор пожертвования, а вот контрактов, или договоров по освоению финансирования быть не может по определению. И это определяет дальнейшую логику предоставления информации, так как договоры пожертвования не предусматривают соглашений по освоению финансирования. Цель договора пожертвования – осуществление религиозной организацией ее уставной деятельности. Переданные получателю пожертвования становятся собственностью получателя и он расходует его по своему усмотрению на уставные цели.

    Финансирование в виде пожертвований различается в виде целевого адресного пожертвования и пожертвования на уставные цели религиозной организации. Первое подразумевает отчет о потраченных средствах, но данный отчет может требовать только жертвователь. Пожертвования на уставные цели – тратятся в соответствии с уставной организации и внутренними установлениями.

    Согласно п.1, п.2 статьи 15 ФЗ от 26.09.1997 N 125-ФЗ (ред. от 30.03.2016) «О свободе совести и о религиозных объединениях»12:

    1. Религиозные организации действуют в соответствии со своими внутренними установлениями, если они не противоречат законодательству Российской Федерации, и обладают правоспособностью, предусматриваемой в их уставах.
    2. Государство уважает внутренние установления религиозных организаций, если указанные установления не противоречат законодательству Российской Федерации.
    Под любым финансированием понимается обеспечение необходимыми финансовыми ресурсами, денежными средствами различных предприятий, предпринимателей, граждан, экономических программ и видов экономической деятельности. Говоря о религиозной организации, можно говорить о получении пожертвований. Одновременно с этим, религиозная организация может вести и деятельность, связанную с извлечением дохода, для реализации своих уставных целей, получая финансирование для этих целей. Однако, таковых наша организация не получала.

    Целевыми поступлениями (пожертвованиями) в религиозной организации признаются для целей налогового учета лишь те, которые соответствуют условиям, при которых религиозная организация, которая их получает, ведет раздельный учет доходов и расходов. То есть отделяет в учете доходы и расходы по предпринимательской деятельности (если такая деятельность ей ведется) от доходов и расходов по своей основной, благотворительной, деятельности. Об этом сказано в Методических рекомендациях по применению главы 25 Налогового кодекса РФ, утвержденные Приказом МНС России от 26 февраля 2002 г. N БГ-3-02/9813.

    В Уставе Религиозной организацией содержится положение о том, что имущество организации составляется из пожертвований физических и юридических лиц, что предусмотрено статьей 10 Федерального Закона от 26.09.1997 N 125-ФЗ (ред. от 30.03.2016) «О свободе совести и о религиозных объединениях»14.

    Согласно п. 2 статьи 21 ФЗ от 26.09.1997 N 125-ФЗ (ред. от 30.03.2016) «О свободе совести и о религиозных объединениях»: «Религиозные организации обладают правом собственности на имущество, приобретенное или созданное ими за счет собственных средств, пожертвованное гражданами, организациями или переданное религиозным организациям в собственность государством либо приобретенное иными способами, не противоречащими законодательству Российской Федерации»15.

    К числу наиболее распространенных источников доходов религиозной организации относятся пожертвования. Пожертвованием признается дарение вещи или права в общеполезных целях. На принятие пожертвования не требуется чьего-либо разрешения или согласия (статья 582 Гражданского кодекса РФ). Пожертвование представляет собой безвозмездное дарение, при котором даритель не получает взамен никакой вещи или выгоды. В случае, если пожертвование не является адресным у получателя пожертвования не возникает обязанности отчитываться о том как было потрачено пожертвование. Считается, что оно должно быть израсходовано на уставные цели.

    Одновременно с вышесказанным, адвокат «Славянского правового центра» обращает внимание, что отношения, возникающие у религиозной организации с физическими и юридическими лицами, в связи с пожертвованиями, являются объектом охраняемой законом религиозной тайны, которая включает информацию о жертвователе и содержит конфиденциальную информацию определенных документов религиозной организации, составляющих религиозную тайну , что подтверждается положениями: пункта 6 статьи 13.12. Кодекса об административных правонарушениях РФ от 30.12.2001 N 195-ФЗ в части нарушения требований о защите информации; статьи 13.14. Кодекса об административных правонарушениях РФ от 30.12.2001 N 195-ФЗ в части разглашения информации, доступ к которой ограничен федеральным законом, лицом, получившим доступ к такой информации в связи с исполнением служебных или профессиональных обязанностей; пункт 2 статьи 4 федерального закона 125-ФЗ от 26.09.1997 г «О свободе совести и религиозных объединениях в Российской Федерации» в части не вмешательства со стороны государства в деятельность религиозных объединений; пункт 5 статьи 52 Гражданского кодекса РФ в части права участников юридического лица утверждать внутренние положения религиозного объединения; пункт 5 статьи 4 Федерального закона 125-ФЗ от 26.09.1997 г «О свободе совести и религиозных объединениях в Российской Федерации» в части признания за религиозными организациями права создавать и осуществлять свою деятельность в соответствии со своей собственной иерархической и институционной структурой; статья 15 Федерального закона 125-ФЗ от 26.09.1997 г «О свободе совести и религиозных объединениях в Российской Федерации» в части права религиозных объединений действовать в соответствии со своими внутренними установлениями; пункты 5, 6 и 7 статьи 9 Федерального закона от 27.07.2006 № 149-ФЗ (ред. от 28.12.2013) «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» в части защиты профессиональной тайны и служебной конфиденциальности; статья 2 Федерального закона от 27.07.2006 № 152-ФЗ (ред. от 23.07.2013) «О персональных данных» – в части гарантий охраны профессиональной тайны.

    В этой связи, предоставления такой информации в рамках запроса о предоставлении сведений (информации) является избыточным и превышает законные полномочия полиции в отсутствии возбужденного уголовного дела и соответствующей санкции на изъятие документации и по сути является вмешательством во внутренние установления религиозной организации, а следовательно покушением на конституционную свободу вероисповедания.

    Религиозная организация не располагает инвестициями иностранного субъекта в разрезе по валюте и рублях. Соответственно объективно не представляется возможным предоставить справку об его объеме. Согласно статьи 1 Федерального закона от 25 февраля 1999 г. N 39-ФЗ «Об инвестиционной деятельности в Российской Федерации, осуществляемой в форме капитальных вложений»16, инвестиции - денежные средства, ценные бумаги, иное имущество, в том числе имущественные права, иные права, имеющие денежную оценку, вкладываемые в объекты предпринимательской и (или) иной деятельности в целях получения прибыли и (или) достижения иного полезного эффекта.

    Таким образом, у религиозной организации не имеется и не может иметься в качестве контрагентов подрядных организациях по освоению инвестиций, в силу того, что не существует инвестиций, но пожертвования. Таким образом, предоставление сведений (реквизитов) о подрядных организациях по освоению инвестиций, сведения о принятых работах (товарах, услугах) при освоении (инвестиционных) средств, суммах остатка от инвестированных иностранными организациями средств, их оприходования и дальнейшего расходования (цель, назначение, освоение), объективно не представляется возможным.

    Одновременно, адвокат «Славянского правового центра» обратил внимание, что согласно подпункта 29) пункта 1 Статьи 13 Федерального закона «О полиции»17 от 7 февраля 2011 г. N 3-ФЗ Полиции для выполнения возложенных на нее обязанностей предоставляются следующие права: получать в целях предупреждения, выявления и раскрытия преступлений в соответствии с законодательством Российской Федерации сведения, составляющие налоговую тайну.

    Перечисленные в п.5-8 запроса вопросы содержат указание на требование предоставление сведений, содержащих налоговую тайну. В соответствии со ст. 102 Налогового кодекса РФ, налоговой тайной являются любые полученные: а) налоговым органом, б) органами внутренних дел, в) органом государственного внебюджетного фонда и г) таможенным органом сведения о налогоплательщике. У других организаций, за исключением перечисленных выше, сведений, составляющих налоговую тайну нет и быть не может, следовательно на основании указанного пункта полиция может запрашивать указанную документацию только у данных организаций.

    Зачастую, такой ответ на запрос МВД является исчерпывающим и прекращает возникший интерес к деятельности религиозной организации.

    Важно также отметить, что, требования уполномоченных должностных лиц полиции, предусмотренные пунктами 4, 17 ч.1 ст.13 Закона «О полиции», обязательны для исполнения в сроки, установленные в требовании, но не позднее 1-го месяца со дня вручения требования. Однако, невыполнение законных требований сотрудника полиции влечет лишь административную ответственность по ст.19.7 КРФоАП (наложение административного штрафа на граждан в размере от ста до трехсот рублей; на должностных лиц - от трехсот до пятисот рублей; на юридических лиц - от трех тысяч до пяти тысяч рублей).

    Чрезмерные требования прокуратуры:

    Зачастую при проверках деятельности религиозных организаций свои полномочия превышает и прокуратура, орган, который сам должен неукоснительно следить за соблюдением законности.

    В адрес религиозных организаций могут направлять необоснованные Предостережения о недопустимости нарушения закона, либо Представления об устранении нарушений требований закона.
    Так, в мае 2016 г в отношении религиозной организации было вынесено Представление об устранении нарушений требований федерального законодательства о свободе совести и религиозных объединений городской прокуратурой одного из субъектов федерации.

    Суть конфликта и усмотренных прокуратурой нарушений состояли в том, что несколько лет назад, на одном из богослужений некий гражданин совершил пожертвование, а потом «передумал» и потребовал у пастора вернуть ему деньги. Но поскольку пожертвование было обезличенным и анонимным (в ящик для сбора пожертвований) и невозможно установить было ли действительно пожертвование и в каком объеме, священнослужитель гражданину отказал. Тот обратился с жалобой в прокуратуру и последняя усмотрела в действиях религиозной организации нарушение действующего законодательства, потребовав в вынесенном Представлении: принять конкретные меры по устранению допущенных нарушений закона, их причин н условий, им способствующим; привлечь к дисциплинарной ответственности пастора религиозной организации ,а также иных работников, виновных в выявленных нарушениях. Копию приказа о наказании направить в прокуратуру города Самары Самарской области.
    Пастор обратился за помощью в «Славянский правовой центр», где проанализировав ситуацию, адвокат направил жалобу в вышестоящую прокуратуру и административный иск в суд в связи с обжалованием действий прокуратуры.

    Адвокат аргументировано указал, что в ходе проведенной проверки Прокуратурой города был ошибочно сделан вывод об установлении законным образом, что религиозной организацией допущено нарушение действующего законодательства в виде принуждения членов и последователей религиозного объединения и иных лиц к отчуждению принадлежащего им имущества в пользу религиозного объединения, предусмотренного частью 2 ст. 14 Федерального закона от 26.09.1997 N 125-ФЗ (ред. от 30.03.2016) «О свободе совести и о религиозных объединениях»18. В обосновании вывода о нарушении законодательства Прокуратура города привела результаты психологического исследования видеозаписей служения религиозной организации, проведенного одной из экспертных организаций.

    Между тем, как было видно из самого Представления, согласно приведенного исследования видеоматериал м содержит признаки оказания психологического воздействия на участников мероприятия, которое создает благоприятные условия для сбора пожертвовании на уставные цели организации в целью поддержания религиозных программ и мероприятий, способствования поддержанию интереса верующих к своему членству в религиозной организации, расширение группы верующих за счет привлечения в ее ряды новых членов. Аналогичные выводы сделаны в заключениях по результатам психологического исследования видеозаписей служений указанной религиозной организации.

    В суде адвокат оспорил как сами результаты исследований, положенных Прокуратурой города в обосновании требования Представления, так и обоснованность их для сделанных выводов, так как они не основаны на действующем законодательстве.
    Так, прокуратура города установила, что на религиозном мероприятии происходил сбор пожертвований во время богослужений, что является реализацией разрешенной законом уставной деятельности религиозной организации. Богослужения совершались и совершаются в соответствии с уставом, вероучением, внутренними установлениями, обычаями и традициями религиозной организации, прошедшей государственную регистрацию.

    Согласно п.1, п.2 статьи 15 ФЗ от 26.09.1997 N 125-ФЗ (ред. от 30.03.2016) «О свободе совести и о религиозных объединениях»:

    1. Религиозные организации действуют в соответствии со своими внутренними установлениями, если они не противоречат законодательству Российской Федерации, и обладают правоспособностью, предусматриваемой в их уставах.
    2. Государство уважает внутренние установления религиозных организаций, если указанные установления не противоречат законодательству Российской Федерации.
    Согласно п.2 статьи 16 ФЗ от 26.09.1997 N 125-ФЗ (ред. от 30.03.2016) «О свободе совести и о религиозных объединениях»19: Богослужения, другие религиозные обряды и церемонии беспрепятственно совершаются: в зданиях и сооружениях, принадлежащих религиозным организациям на праве собственности или предоставленных им на ином имущественном праве для осуществления их уставной деятельности, а также на земельных участках, на которых расположены такие здания и сооружения; в помещениях, принадлежащих религиозным организациям на праве собственности или предоставленных им на ином имущественном праве для осуществления их уставной деятельности, а также на земельных участках, на которых расположены здания, имеющие соответствующие помещения, по согласованию с собственниками таких зданий.

    В Уставе религиозной организации содержится положение о том, что имущество организации составляется из пожертвований граждан, что предусмотрено статьей 10. Устав религиозной организации ФЗ от 26.09.1997 N 125-ФЗ (ред. от 30.03.2016) «О свободе совести и о религиозных объединениях».

    Согласно п. 2 статьи 21 ФЗ от 26.09.1997 N 125-ФЗ (ред. от 30.03.2016) «О свободе совести и о религиозных объединениях»: Религиозные организации обладают правом собственности на имущество, приобретенное или созданное ими за счет собственных средств, пожертвованное гражданами, организациями или переданное религиозным организациям в собственность государством либо приобретенное иными способами, не противоречащими законодательству Российской Федерации.
    К числу наиболее распространенных источников доходов религиозной организации относятся пожертвования. Пожертвованием признается дарение вещи или права в общеполезных целях. На принятие пожертвования не требуется чьего-либо разрешения или согласия (статья 582 ГК РФ). Пожертвование представляет собой безвозмездное дарение, при котором даритель не получает взамен никакой вещи или выгоды.

    Любое общественное мероприятие, а тем более богослужение в религиозной организации, имеет признаки воздействия на эмоциональную сфере участников мероприятия, равно как театральное действие во время спектакля служит цели приведения человека к состоянию катарсиса. И в данном утверждении Прокуратуры города, что во время богослужения происходит воздействие на эмоциональную сферу человека, нет никакого открытия и противоречия действующему законодательству со стороны религиозной организации.

    Сбор средств на богослужениях в любой религиозной организации осуществляются обычно путем сбора обезличенных пожертвований посредством опускания денежных пожертвований в специальный ящик , который верующие передают друг другу во время богослужения, или он находится в определенном месте и к нему может подойти каждый желающий и опустить в него свое пожертвование. Каким образом, подчеркнул адвокат «Славянского правового центра» Прокуратуре города удалось установить, что конкретный гражданин, который «принимал участие в богослужении сделал обезличенное пожертвование в конкретном размере рублей» не понятно.

    Для не коммерческих организаций, ведущих учет по Плану счетов бухгалтерского учета финансово-хозяйственной деятельности, утвержденному Приказом Минфина России от 31.10.2000 N 94н20. При вскрытии ящика для пожертвований составляется акт по форме, утвержденной учетной политикой организации. Денежные средства приходуются в кассу на основании приходного кассового ордера. Поступление денежных средств оформляется записью Д 50-1 «Касса организации» К 86 «Целевое финансирование». Таким образом, при вскрытии ящика невозможно идентифицировать кем из присутствовавших на богослужении и в каком объеме было сделано обезличенное анонимное пожертвование.

    Прокуратура города не обратила внимание на тот факт, что гражданин мог и не делать на самом деле пожертвование на описываемом богослужении, а мошенническим путем пытался получить с религиозной организации денежные средства, которые он якобы пожертвовал «по ошибке», так как на него «воздействовала музыка и ритмические движения». Таким образом, пастор церкви законно отказал гражданину «возвратить» деньги, так как у него не было оснований установить действительно ли гражданин жертвовал эту сумму.

    Кроме того, сбор пожертвований в религиозных организациях осуществляется таким образом, чтобы никто не мог видеть саму сумму пожертвования. Это исходит из религиозного учения христианской церкви: 1. Пожертвование должно быть тайным 2.Левая рука не должны знать, что делает правая. В противном случае верующий «теряет свою награду» и нарушаются его права на свободу вероисповедания, гарантированные Конституцией Российской Федерации.

    Необходимо отметить, что отношения, связанные с пожертвованием в религиозной организации является объектом охраняемой законом религиозной тайны, включая информацию о жертвователе, который совершает лично анонимное пожертвование, или целевое пожертвование через третьих лиц (священника, другого верующего и т.д.), выражая при этом волю остаться анонимным. Что подтверждается положениями: пункта 1 статьи 23 Конституции РФ в части права на личную тайну; пункта 1 статьи 24 Конституции РФ в части гарантий охраны против сбора, хранения, использования и распространения информации о частной жизни лица без его согласия; статьи 137 Уголовного кодекса РФ вытекает из уголовной ответственности за сбор или распространения сведений, о частной жизни лица, составляющих его личную тайну; статьи 152.2 Гражданского кодекса РФ в части запрета без согласия гражданина сбора, хранения, распространения и использования любой информации о личной и семейной жизни; пункта 6 статьи 13.12. Кодекса об административных правонарушениях РФ от 30.12.2001 N 195-ФЗ в части нарушения требований о защите информации; статьи 13.14. Кодекса об административных правонарушениях РФ от 30.12.2001 N 195-ФЗ в части разглашения информации, доступ к которой ограничен федеральным законом, лицом, получившим доступ к такой информации в связи с исполнением служебных или профессиональных обязанностей; статьи 5, 17 Федерального закона от 12.08.1995 N 144-ФЗ (в ред. от 21.12.2013) «Об оперативно-розыскной деятельности» в части запрета органам (должностным лицам) и граждан, содействующих правоохранительным органам в осуществлении ОРД, разглашать личную и семейную тайну, без согласия граждан; пункта 3 статьи 7 Закона РФ от 11.03.1992 № 2487-1 (в ред. от 23.06.2014, с изм.N 210-ФЗ от 21.07.2014) «О частной детективной и охранной деятельности в РФ»21 в части запрета для частных детективов собирать сведения, связанные с личной жизнью и религиозными убеждениями отдельных лиц; Определения КС РФ от 28.06.2012 № 1253-О22 в части того, какие именно сведения, имеющие отношение к его частной жизни, должны оставаться тайной, является прерогативой самого лица.

    Каким образом Прокуратура города получила доступ к охраняемой законом религиозной тайне, не понятно, что само по себе является грубым нарушением действующего законодательства, так как посягает на конституционные свободы граждан и религиозной организации.

    Приведенные в Представлении обстоятельства не могут также подтверждаться другими гражданами, которые объективно в силу учения и осуществляемой практики религиозной организации не могли видеть пожертвование гражданина, а значит не могли быть свидетелями, а если видели, то нарушили положение о религиозной тайне, охраняемой конституцией Российской Федерации. Кроме того, невозможно установить совершали ли они сами пожертвования и в каком объеме, как они утверждают. Прокуратура города не проверила данную информацию с целью установления возможного покушения на мошенничество со стороны группы граждан.

    Таким образом, требования прокуратуры города являются не обоснованными и не законными и в связи не могут быть исполнены религиозной организацией, так как оспаривается сам факт нарушения действующего законодательства. Не имеется нарушений, требующих устранения.Оснований для привлечения к дисциплинарной ответственности помощника Пастора религиозной организации, а также иных работников, не имеются. Проведение дисциплинарного производства и приглашение ан него прокурора не имеет законных оснований.

    Кроме того, требование применения дисциплинарной ответственности является в свою очередь превышением законных полномочий Прокуратурой города и грубым вмешательством во внутренние установления религиозной организации, покушением на конституционную свободу вероисповедания. Согласно п. 6 статьи 3 ФЗ от 26.09.1997 N 125-ФЗ (ред. от 30.03.2016) «О свободе совести и о религиозных объединениях»: Воспрепятствование осуществлению права на свободу совести и свободу вероисповедания, запрещается и преследуется в соответствии с федеральным законом.

    Согласно ст. 192 Трудового кодекса Российской Федерации23 определено, что за совершение дисциплинарного проступка, то есть неисполнение или ненадлежащее исполнение работником по его вине возложенных на него трудовых обязанностей, работодатель имеет право применить следующие дисциплинарные взыскания.Приведенная норма позволяет сделать вывод о том, что применение к работнику мер дисциплинарной ответственности является правом, а не обязанностью работодателя, производится в законодательно установленном порядке.

    Так, согласно Постановления Верховного Суда РФ от 17 июля 2015 г. N 59-АД15-224 Суд изменил судебные акты, вынесенные в отношении лица, привлеченного к административной ответственности за невыполнение законных требований прокурора, и исключил из них указание на требование о привлечении к дисциплинарной ответственности, поскольку применение к работнику мер дисциплинарной ответственности является правом, а не обязанностью работодателя, производится в законодательно установленном порядке.

    Таким образом, Представление об устранении нарушений требований федерального законодательства о свободе совести и религиозных объединениях №227-95-2016 г от 17.05.2016 г, вынесенное Прокуратурой города само нарушает вышеперечисленные права религиозной организации.

    Литература:
    1.Андреев К.М. Понятие и особенности религиозной тайны в рамках реализации конституционной свободы вероисповедания. – М.: Юриспруденция, 2015. – с.71-86.

    Сведения об авторе:
    Андреев Константин Михайлович – адвокат «Славянского правового центра», кандидат юридических наук, член экспертного совета Комитета Государственной Думы Российской Федерации по делам общественных объединений и религиозных организаций.
    E-mail: andreev.advokat@gmail.com

Поделиться этой страницей